Литература стояла под знаком

Во поле берёза стояла — Википедия

литература стояла под знаком

Список литературы) ◇ Вопросом называется такая строчка, в конце долго ещё стоял неподвижно на мосту, изобразив вопросительный знак на лице. «ё», «е» и «и» в начале слова, после гласных и после мягкого и твёрдого знака Урок был подготовлен с использованием следующей литературы. Кроме того, мягкий знак может быть разделительным. Мягкий знак. Рис. 1. Мягкий определения частей речи. Список рекомендованной литературы.

Стихов Димка не писал, но большую часть времени блуждал в виртуальных мирах, подозреваю, там ему было комфортнее. Вадим рядом с ним казался громилой из подворотни, Димка парень рослый и широк в плечах, но, когда они стояли рядом, выглядел хрупким юношей.

Большинство женщин пребывали бы в большом затруднении, приди им охота выбирать между. И в самом деле, кого предпочесть: Одного из них хотелось взять за руку, за плечом другого — спрятаться. Несмотря на то что сейчас их раздражение достигло предела, представить их врозь было практически невозможно.

Два минуса, как известно, дают плюс. Лишний повод пожалеть о своей поспешности. Воин когда-то с усмешкой заметил: Впрочем, надеюсь, до беды все-таки не дойдет.

Вадим поднялся из-за стола первым, собрал посуду и стал ее мыть, закатав рукава рубашки. А Димка возле раковины выглядел нелепо, возникало желание немедленно его отогнать, чтоб чего-нибудь не разбил, не дай бог. Впрочем, ревность никуда не делась, но совершенно точно отступила на второй план. И с девчонкой что-то не. Несколько раз даже оборачивался, хоть и знал, что в комнате.

Воин присвистнул, а Димка добавил: Максимильян отсутствовал больше двух недель, куда отправился, сказать не пожелал. Вполне братский поцелуй куда-то в висок, а Димке и это не понравилось. Дверь хлопнула, и на мгновение стало очень тихо. Не ко мне же ему идти. Он досадливо отвернулся, посидел так некоторое время, потом спросил без особой уверенности в голосе: Мы ведь об этом думали? Даже если это ответ на простой вопрос.

Македонская литература

Я сама рассказала ему о своей способности чувствовать собеседника, его эмоции, душевный настрой, если угодно. Читать чужие мысли я, слава богу, не могу.

литература стояла под знаком

Мне уже не раз приходилось пожалеть о своей откровенности. Впрочем, для Джокера эта моя особенность была очевидна и без моих признаний, она вроде бы и явилась одной из причин, по которой меня взяли в команду.

Тех причин, что на поверхности. Об истинных мотивах Бергмана оставалось лишь догадываться. Но любовь бывает разной. Он засмеялся, откинувшись на спинку стула. Ну, спасибо, что не врага. Полный бред, и вряд ли когда-нибудь изменю свое мнение. Но раз вам пришла охота поразвлечься, всем троим или только Максу — пожалуйста. Это все, что касается моего так называемого выбора.

А теперь мы можем поговорить о наших отношениях. Тебя что-то не устраивает? Мы не видимся неделями, все реже оказываемся в одной постели, и то, что меня это устраивает, лишний раз свидетельствует: Создадим друг другу лишние неудобства.

литература стояла под знаком

И это задело, точно он наперед знал: Мы немного помолчали, глядя друг на друга в большой печали. Но по существу… разве было по-другому? Забыл, что женщины нуждаются во внимании.

Собственно, именно так мы и живем. Он поднялся и взял меня за руку, мы обнялись и долго стояли, тесно прижавшись друг к другу. Мне было спокойно в его объятиях, мир стал простым и ясным, но теперь я, как никогда, отчетливо понимала: Димка для меня кто угодно — друг, брат, но только не тот мужчина, которого я бы хотела назвать возлюбленным.

Хуже того, я знала: Его от признания удерживало упрямство, а меня… Я вдруг отчетливо представила лицо Максимильяна, он смотрел на меня с сочувствием, в котором угадывалась насмешка, и ласково произнес: После обеда позвонил Бергман. Учитывая, что он недавно вернулся, позвонить вполне естественно с его стороны, но я тут же решила: Голос Максимильяна звучал хрипловато, но была в нем особая мягкость — бальзам для девичьих сердец.

Кстати сказать, ничего о его личной жизни я не знала, правда однажды он представил нам свою девушку. Редкая красавица и умница, что, само собой, не удивило.

Мы отлично провели вечер я была с Димкой, а Вадим со своей подружкойдевушка мне понравилась, но продолжения знакомства не последовало. Телефонами мы не обменялись, впрочем, ни мне, ни ей ничто не мешало обратиться к Бергману.

И я вряд ли смогу ответить на вопрос, почему этого не сделала. Впрочем, если о выборе Бергман говорил довольно часто, то как раз о предназначении помалкивал. То ли интересничал, то ли сам о нем не знал, что куда вероятнее. Гордость не позволяла признаться в этом, но я ждала его возвращения.

литература стояла под знаком

Ближе к вечеру появился Вадим, на этот раз предупредив о своем приходе по телефону. Открыв дверь, я увидела, что он стоит, привалившись к дверному косяку, пиджак расстегнут, руки в карманах брюк, лицо хмурое. Костюм на нем был тот же, рубашку он сменил и теперь был в галстуке, опустив его чуть ниже и расстегнув верхнюю пуговицу рубашки.

Я бы не рисковал. Дверь плотно закрывать не стала, чтобы мы могли слышать друг друга. Думаешь, у нас появился клиент? Я уже на мели. Я лишь головой покачала. Деньги у Воина не задерживались.

литература стояла под знаком

Подозреваю, что всякий раз он просто торопился от них избавиться. Между тем я критически рассматривала себя в зеркало.

вопросительный знак — Викисловарь

С другой стороны, наряд довольно скромный. Ни у старушенции, ни у ее хозяина не будет повода решить, что я для них так вырядилась. Наши отношения обрастают ненужными сложностями. Почему я могу вести себя естественно с Димкой, Вадимом, с кем угодно, но не с ним?

В тот вечер этот вопрос грозил остаться без ответа. Я вышла из ванной, Вадим, взглянув на меня, присвистнул. Еще немного, и придется клянчить деньги у Джокера в счет будущих гонораров.

Покинув квартиру, мы спустились во двор, где стояла машина Волошина. Вадим распахнул дверцу и помог мне сесть, а я спросила: Легковесная ворона должна была быть превращена в серьезного ворона. Читатель — наш друг и товарищ Читателя как единой группы, конечно, не было никогда, а обязательное школьное обучение и массовое производство книг на самом деле не смогли очень уж расширить круг их читателей.

Так обстоит дело на Западе, и хотя раньше казалось, что в России все по-иному, но ныне я слышу сетования и русских друзей. Как и на Западе, громадное большинство людей, умеющих читать, потребляет появившееся в изобилии дешевое чтиво, а те, кого в книгах всегда интересовало только содержание, фабула, и вовсе перекинулись к телевизору, где наслаждаются сериалами.

Вторая же состоит в том, что именно стабильный, наш читатель тоже изменился. Имея теперь возможность ездить и в ближние, и в дальние страны, а то и кататься по Интернету, он получает не только больше непосредственной информации о странах, породивших оригинал, но и больше знаний о культурной среде и литературных традициях, в которых оригинал возник это касается и ранее мало известных литератур — таких, как латиноамериканская или японская.

Кроме того, сегодняшний читатель лучше знает языки, и не только английский. Потребитель наших художественных переводов стал квалифицированнее, даже рафинированнее. Расширившийся горизонт читательских ожиданий делает его более восприимчивым ко всякого рода новшествам.

И конечно, сама литература как объект перевода и не обязательно сугубо постмодернистская, а просто современная обеспечивает нам готовность читателя участвовать в переводческом эксперименте, иначе — в реализации текста. А в нашем случае этого можно достичь, только если не скрывать от него, что перевод — это перевод. Он знает, что перевод художественный — это жанр литературы, следующий своим собственным законам.

литература стояла под знаком

Перевернув обложку, я натолкнулась на смешение шрифтов: К переводческому интересу прибавился интерес дизайнерский: Интерес усилился, когда и в самом тексте я обнаружила множество имен других обитателей леса, тоже написанных латиницей, — чтобы, как объясняет Руднев, сохранить ассоциативные ряды: Woozle—puzzle, weasel, waddle, wheeze, wool; Heffalump—lump кусок, комок, чурбан, недотепа, грубиян.

Синтетический и аналитический перевод соотносятся, по Рудневу, как театр Станиславского и театр Брехта: Отсюда и следующая формулировка: А в заголовке на первой странице стоит: Иначе говоря, его перевод — прекрасно выполненная адаптация с большими и меньшими пропусками в тексте.

Ограничусь лишь немногими иллюстрирующими особенности перевода примерами. Пусть читатель не пугается: Я имею в виду, что переводчики чуть ли не на каждой странице напоминают читателю, что звери милновского Леса все же говорят не по-русски. Это и английские междометия, простейший сигнал остраненности: Это и сохранение некоторых слов по-английски, например Happy Birthday гл.

Это и постоянное указание на не-обычность текста, для чего используется множество типографских возможностей, заложенных уже в подлиннике: Все это усиливает юмористический эффект, поскольку это ведь тоже отказ от привычного. Даже при маркировке прямой речи переводчики следуют английскому, пользуясь не тире, а кавычками. И тут самое время упредить нарекания читателя статьичто, мол, все это, положим, и хорошо, но для взрослых, а не для детей.

Верно, для Бориса Заходера адресная группа — малыши что не делает его перевод заведомо неинтересным для старших. Но ведь латинскому шрифту русские дети — в возрасте Кристофера Робина — учатся не только в начальных классах, но и по этикеткам и рекламе иностранных товаров. И более того, положа руку на сердце, скажите: Аккуратный читатель посмотрит в словаре, а менее сознательный положится на контекст, помогающий догадаться о значении слова. Если в шестой главе звери только и говорят, что о дне рождения осла И-Ё, и без устали его поздравляют, то не надо быть вундеркиндом, чтобы догадаться, что Happy Birthday — поздравление на родном языке зверя, а именно — на английском.

Новообразование же бонсировать, может быть, не сразу будет понято в своем двойственном значении, но как же рад будет ребенок, узнав со временем на уроках английского языка своего давнего знакомца — глагол bounce.

И наконец, как бы двойное остранение в переводе стишков, которое делается опять лексически близко к оригиналу, но с воспроизведением цитированием русской метрики и с русскими поэтическими ассоциациями, включая и цитаты из советских популярных песен. Так создается на русском языке образ произведения А. Этой игрой заражены и переводчики. Игрой надо ли оговаривать? Переводить — это удовольствие, радость, приключение. Поэтому так жаль, что стольким коллегам-переводчикам из-за плохой оплаты приходится гнать листы для заработка.