Предварительная проверка знакомства с материалами

Могу ли я ознакомиться с результатами доследственной проверки? - lopevismo.tk

дела, вправе знакомиться Уполномоченный по правам человека в РФ[]. заявителя знакомиться с материалами предварительной проверки. могу ли я ознакомиться с материалами доследственной проверки по делу, из них вправе знакомиться с теми материалами уголовного дела, осуществляющей предварительное расследование по этому делу. Проверка сообщения о преступлении первоначальная стадия . дела; в) знакомиться с материалами предварительной проверки; г) заявлять.

Она призвана, с одной стороны, обеспечить, решительное и оперативное реагирование на каждое сообщение о преступлении, что является гарантией быстрого и полного его раскрытия, с другой - исключить незаконное и необоснованное вовлечение граждан в орбиту уголовного судопроизводства, а также напрасную трату сил и средств правоохранительных органов. Стадия возбуждения уголовного дела имеет как общие, характерные для уголовного судопроизводства в целом, так и непосредственные задачи.

В соответствии с общими задачами уголовного процесса она направлена на быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Деятельность, осуществляемая на стадии возбуждения уголовного дела, способствует укреплению законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод личности, воспитанию граждан в духе неуклонного соблюдения Конституции и законов России ст. Задачи, присущие непосредственно стадии возбуждения уголовного дела, также определены уголовно-процессуальным законодательством или вытекают из него и состоят в том, чтобы определить: Решение указанных задач достигается путем изучения и анализа информации, содержащейся в первичном материале, поступающем в правоохранительные органы, тщательного изучения всех представленных заявителем документов, сопоставление их друг с другом, оценки содержащихся в них сведений в отдельности и совокупности.

Однако далеко не всегда первичные материалы содержат полные, конкретные сведения о признаках совершенного преступления, что не позволяет принять законное и обоснованное процессуальное решение. В этих случаях уголовно-процессуальное законодательство предусматривает проведение предварительной проверки первичных материалов о преступлениях ст. Институт предварительной проверки, претерпевший за период своего существования значительные изменения, и по сей день вызывает оживленные дискуссии в теории и на практике.

Будучи в дореволюционном уголовном процессе одной из форм дознания1, предварительная проверка первичных материалов о преступлении проводилась посредством негласных розысков и наблюдений, расспросов, неформального личного удостоверения, собирания письменных и словесных справок, но без производства следственных действий". По окончании проверки материалы передавались прокурору, который, в свою очередь, при усмотрении в предоставленных материалах признаков преступления, направлял их судебному следователю для производства расследования.

Таким образом, в дореволюционном уголовном процессе предварительная проверка преследовала своей целью экономию процессуальных средств, ограждение от неосновательного применения мер процессуального принуждения, обеспечение внезапности и быстроты реагирования на преступные факты, а также рациональное использование сил и ресурсов органов призванных бороться с преступлениями. После революции года, дознание потеряло свою изначальную сущность. Этот термин стал обозначать - расследование органами дознания преступлений в форме предварительного следствия.

Уголовно-процессуальное законодательство того времени не предусматривало проверочной деятельности до возбуждения уголовного дела. Критерии достаточности данных, указывающих на признаки преступления Важным условием целенаправленной и эффективной деятельности органов дознания, следователя, прокурора и суда по предварительной проверке первичных материалов о преступлениях является правильное определение ее границ". Если границы исследования на данном этапе, будут недопустимо сужены, это не позволит принять законное и обоснованное решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом.

Неоправданное расширение таковых, в свою очередь, может привести к искусственному затягиванию принятия решения и фактически к производству предварительного расследования до возбуждения уголовного дела, что является грубым нарушением закона3. Действующее уголовно-процессуальное законодательство ст.

Отсутствие четкой законодательной регламентации данного вопроса в свою очередь, привело к отсутствию единой позиции в его решении среди юристов.

Фаткуллин, в частности, придерживается мнения, что предмет доказывания общий "сквозной" для всех стадий уголовного судопроизводства. Однако как справедливо заметил Н. Кузнецов, если признать, что предмет доказывания одинаков во всех стадиях, то это приведет к отрицанию различия между стадиями возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, поскольку в этих стадиях должны устанавливаться одни и те же обстоятельства".

ПА- Лупинская, в свою очередь, соглашаясь с тем, что предмет доказывания является обшим для всех стадий уголовного процесса, говорит, что на отдельных из них реальный объем предмета доказывания неразрывно связан с ее задачами и особенностями3.

Данную позицию, вполне справедливо, на наш взгляд, критикуют Л. М, Генрихов, которые указывают, что от задач и особенностей конкретной стадии уголовного процесса, зависит не реальный объем предмета доказывания, а само его содержание, которое в различных стадиях процесса может быть различным4. Анализ норм действующего уголовно-процессуального законодательства, в свою очередь, позволяет, как представляется, с определенной точностью определить эти категории.

Статья УПК предусматривает, что в случае отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела, а равно при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу, в возбуждении уголовного дела отказывается. Содержание указанных выше и некоторых других нормы УПК ст, ст.

Как показывает практика, законность повода редко вызывает сомнение. Но в некоторых случаях необходимость проверки диктуется двумя соображениями.

Первое - если это вытекает непосредственно из норм уголовно-процессуального законодательства- Например, ст, 27 УПК указывает, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст, ч. Таким образом положения ст. Необходимо отметить, что данная жалоба должна содержать требование о привлечении лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности.

Отсутствие такого требования или неправильное оформление жалобы, допускающее двойственное толкование воли потерпевшего, влечет за собой безусловный отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение. Следует, однако, учитывать, что ч.

В этом случае, поводом к возбуждению уголовного дела будет непосредственное обнаружение признаков преступления прокурором3, Второе - необходимость установления законности повода к возбуждению уголовного дела возникает тогда, когда имеется сомнение относительно источника информации1. Например, действительно ли заявление написано лицом, подпись которого указана в документе? Если будет установлено, что заявление подписано фамилией вымышленного лица либо исходит в действительности не от того лица, чья фамилия указана, то это заявление считается анонимным, равно как и заявление, в котором вообще нет подписи.

Известность лица, сделавшего соответствующее заявление или сообщение о преступлении, является важнейшим условием, которое предъявляет закон к поводам к возбуждению уголовного дела. Поэтому анонимные заявления или сообщения не являются поводом к возбуждению уголовного дела и не порождают юридической обязанности полномочных органов и должностных лиц по их рассмотрению.

В ныне действующем уголовно-процессуальном законодательстве такого указания не содержится". Однако, некоторые ведомственные нормативные акты предписывают передавать анонимные письма, содержащие сведения о готовящемся или совершенном преступлении в орган дознания, для проверки их оперативным путем, либо прокурору для проверки в порядке общего надзора3. Сроки предварительной проверки первичных материалов о преступлении Одним из наиболее существенных уголовно-процессуальных условий предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях, как уже было сказано, является своевременность ее проведения.

Однако в юридической литературе, на наш взгляд, этому вопросу уделено недоста точно внимания. Только отдельные авторы в связи с рассмотрением других вопросов касались тех или иных аспектов данной темы. Вместе с тем, недостаточная разработанность проблемы отрицательно сказывается на соблюдении процессуальных сроков и не способствует укреплению законности при проведении предварительной проверки.

Продление этого срока законом не предусмотрено. По нашему мнению, это объясняется, прежде всего, необходимостью максимально приблизить начало расследования к моменту совершения преступления, что позволяет пресечь продолжение преступной деятельности, предупредить совершение нового преступления, организовать раскрытие преступления по "горячим следам" и тем самым приблизить момент вынесения приговора в отношении виновного, что в свою очередь оказывает большое воспитательное воздействие не только на совершившего преступление, но и на других лиц.

Всесторонний анализ теории и практики убедительно свидетельствует о том, что чем меньше времени проходит с момента совершения преступлений до начала расследования, тем больше существует возможностей для раскрытия преступлений, тем эффективнее выполняются задачи судопроизводства1, Однако анализ практики свидетельствует о том, что нарушения предусмотренных уголовно-процессуальным законом сроков рассмотрения первичных материалов о преступлениях, к сожалению, стали достаточно распространенным явлением.

Результаты исследований проведенных О. Смирновым, также показывают, что на десятидневный срок разрешения заявлений сообщений о преступлениях из исключительного, почти повсеместно превратился в обычный.

Ознакомление с материалами доследственной проверки » Все об уголовных делах

Кроме этого, в отдельных подразделениях органов внутренних дел сложилась порочная практика продления десятидневного срока предварительной проверки, что является грубейшим нарушением действующего уголовно-процессуального законодательства. Вместе с тем, было бы неверным объяснить нарушение сроков разрешения заявлений и сообщений о преступлениях только недобросовестностью и некомпетентностью должностных лиц, осуществляющих эту деятельность.

Полагаем, причин гораздо. Прежде всего этому способствует неудачная редакция ст. Во- первых, в ней не оговорено, какие обстоятельства влияют на изменение срока рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях, то есть считаются исключительными и позволяют рассматривать первичные материалы о преступлениях в срок до 10 суток.

Не дают ознакомиться с материалами проверки при отказных.

Во- вторых, отсутствует четкое указание на момент, с которого необходимо исчислять вышеназванные сроки, Анализ приведенной нормы в сочетании с требованием максимального приближения начала расследования к моменту совершения преступления, позволяет, на наш взгляд, прийти к выводу о том, что трехдневный срок рассмотрения заявлений сообщений о преступлениях применим в тех случаях, когда в них содержится достаточно информации, указывающей на признаки преступления и отсутствие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу.

В этой связи наиболее приемлемым в данных случаях представляется принятие решения по первичным материалам о преступлениях в течении 24 часов, предложенное авторами проекта нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации ст. Что касается момента с которого начинается исчисление срока рассмотрения первичных материалов о преступлениях, то практика пошла по совершенно правильному пути, исчисляя данные сроки с момента поступления в компетентный государственный орган или к должностному лицу2.

Исчисление сроков рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях, направленных в соответствии сост. Вполне очевидно, что данное положение, выработанное практикой, требует его закрепления в уголовно-процессуальном порядке. Одной из причин нарушения сроков предварительной проверки является неправильное определение круга обстоятельств, которые должны быть установлены в стадии возбуждения уголовного дела, а также необходимых пределов исследования этих обстоятельств.

При этом на практике в период предварительной проверке, нередко предпринимаются попытки разрешить задачи, присущие стадии предварительного расследования". Ведомственный контроль и прокурорский надзор за законностью в период предварительной проверки первичных материалов о преступлениях Законность предварительной проверки первичных материалов о преступлениях предполагает прежде всего неукоснительное соблюдение уголовно-процессуального закона при ее осуществлении, а так же обоснованность и своевременность решений, принимаемых по ее результатам.

С учетом специфики процесса предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях, где следователь и орган дознания наделены властью единолично решать вопросы, существенно затрагивающие интересы государства, общества и граждан, закон предусматривает систему органов и должностных лиц, деятельность которых призвана служить барьером на пути возможного произвола со стороны субъектов осуществляющих уголовное судопроизводство.

В зависимости от органов и должностных лиц, осуществляющих контрольные функции, принято различать: Ведомственный организационный контроль осуществляется в административно-правовой форме и регламентирован ведомственными нормативными актами1. Аналогичными средствами контроля обладают начальники территориальных органов внутренних дел, налоговой полиции, федеральной службы безопасности, а также начальники криминальной милиции, милиции общественной безопасности, начальники отделов дознания указанных органов, в отношении должностного лица органа дознания, осуществляющего предварительную проверку заявлений и сообщений о преступлениях.

В отличие от организационного, ведомственный процессуальный контроль реализуется в процессуальных формах и оказывает прямое влияние на процессуальную деятельность лица, непосредственно осуществляющего предварительную проверку, то есть носит уголовно-процессуальный характер. Для реального осуществления такого контроля, как правильно отмечает Л,П. Рыжаков, в первую очередь, необходима законодательная регламентация взаимных полномочий выше указанных лиц, применительно к стадии возбуждения уголовного дела1.

Однако, в настоящее время, многие вопросы, касающиеся ведомственного процессуального контроля еще не получили соответствующего разрешения в законе, что привело, к достаточно широкому использованию на практике положений, регламентированных ведомственными нормативными актами.

Право процессуального контроля за деятельностью следователя по проверке и разрешению заявлений и сообщений о преступлениях, начальникам региональных органов внутренних дел, налоговой полиции и федеральной службы безопасности, законом не предоставлено.

Этот вид контроля за деятельностью следователями осуществляют только руководители следственных подразделений. В соответствии со ст. Анализ данной статьи свидетельствует о том, что перечисленные в ней полномочия начальника следственного отдела, касаются только предварительного следствия. Однако это не означает, что он не должен осуществлять контроль за правильным и своевременным рассмотрением первичных материалов о преступлениях.

В пределах своей компетенции начальник следственного отдела может, в частности, поручить следователю проверить наличие оснований для возбуждения уголовного дела по поступившему заявлению или сообщению, передавать материалы от одного следователя другому, давать указания по существу предварительной проверки, а также о принятии мер к предотвращению или пресечению преступления, по закреплению его следов.

Данное требование содержится в законе ч. Полагаем, что аналогичное требование должно быть предусмотрено в законе и для указаний начальника следственного отдела применительно к стадии возбуждения уголовного дела. Похожие диссертации на Предварительная проверка первичных материалов о преступлении. Поскольку указанные жалобы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим жалобам в одном производстве.

В соответствии с требованиями статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" жалобы граждан В.

Никитина являются допустимыми, так как обжалуемые в них статьи Закона Российской Федерации "О государственной тайне" затрагивают конституционные права граждан и применены в качестве основания для отказа в допуске адвокатов к участию в конкретных уголовных делах. Учитывая, что поводом к обращению граждан в Конституционный Суд Российской Федерации послужило применение статей 1 и 21 названного Закона в уголовном судопроизводстве, Конституционный Суд Российской Федерации проверяет конституционность этих норм лишь в той части, в какой они применяются при производстве по уголовным делам.

Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, в то же время предусматривает, что федеральным законом определяется перечень сведений, составляющих государственную тайну статья 29, часть 4. Такое решение вызвано необходимостью защиты суверенитета России, обеспечения ее обороны и безопасности и соотносится с предписаниями статьи 55 часть 3 Конституции Российской Федерации, допускающей в указанных целях ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина, а следовательно, и права на информацию.

Исходя из этого законодатель вправе устанавливать перечень сведений, которые могут быть отнесены к государственной тайне, регулировать отношения, связанные с их рассекречиванием и защитой, определять порядок допуска и доступа граждан к таким сведениям.

Согласно статье 1 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" его положения обязательны для исполнения на территории Российской Федерации и за ее пределами органами представительной, исполнительной и судебной властей, местного самоуправления, предприятиями, учреждениями и организациями независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности, должностными лицами и гражданами Российской Федерации, взявшими на себя обязательства либо обязанными по своему статусу исполнять требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне.

Обязанность соблюдать законодательство о государственной тайне вытекает из общеправовой обязанности органов государственной власти, местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединений соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы статья 15, часть 2, Конституции Российской Федерации.

Следовательно, статья 1 Закона Российской Федерации "О государственной тайне", воспроизводящая применительно к определенной сфере общественных отношений требования статей 15 часть 2 и 29 часть 4 Конституции Российской Федерации, соответствует ее положениям. Обжалуемая заявителями статья 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" устанавливает, что допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне осуществляется в добровольном порядке по решению руководителя органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации после проведения соответствующих проверочных мероприятий.

Цель такой проверки - выявление обстоятельств, которые в соответствии со статьей 22 данного Закона могут служить основанием для отказа в допуске к государственной тайне. Решение об отказе должностному лицу или гражданину в допуске к государственной тайне согласно части второй той же статьи может быть обжаловано в вышестоящую организацию или в суд.

Такой порядок, призванный обеспечивать сохранность государственной тайны, в основе своей соответствует целям, указанным в статье 55 часть 3 Конституции Российской Федерации, не противоречит другим ее нормам, а также общепризнанным принципам демократического правового государства. Исходя из буквального смысла статьи 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" устанавливаемый ею порядок носит характер общего правила, не исключающего, однако, возможности использования иных способов доступа к государственным секретам и защиты государственной тайны, само существование которых обусловлено, в частности, особенностями правового статуса отдельных категорий лиц, вытекающего из Конституции Российской Федерации или непосредственно предусмотренного законом.

В этой связи предписания статьи 21 о порядке допуска к сведениям, составляющим государственную тайну предварительная проверка и решение руководителя органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации о допускене могут быть распространены, например, на депутатов Федерального Собрания или судей, поскольку это противоречит природе их конституционного статуса, особенностям занятия должности избрание или особый порядок назначения и выполняемых ими функций.

Сохранность государственной тайны в таких случаях гарантируется путем использования соответствующих механизмов ответственности. Из статьи 48 часть 2 Конституции Российской Федерации и статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР следует, что адвокат, осуществляющий защиту по уголовным делам, является участником процесса. Порядок производства по уголовным делам, как это установлено статьей 1 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР с изменениями и дополнениями, внесенными в него на момент рассмотрения настоящего дела, то есть уже после принятия Закона Российской Федерации "О государственной тайне"является единым и обязательным по всем уголовным делам и для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания и определяется именно данным Кодексом, а не каким-либо иным федеральным законом.

Следовательно, порядок участия адвоката в уголовном судопроизводстве, в том числе по делам, связанным со сведениями, составляющими государственную тайну, также определяется именно названным Кодексом. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР не содержит требований о какой-либо предварительной проверке адвоката и особом разрешении на участие в такого рода делах, что согласуется с положениями Конституции Российской Федерации.

Таким образом, обжалуемое положение о порядке допуска к государственной тайне не может быть применено и к адвокату, участвующему в уголовном судопроизводстве в качестве защитника.

Однако, как установлено в ходе судебного заседания, органы, осуществляющие производство по уголовным делам, связанным с государственной тайной, основываясь на положениях статьи 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне", признают отсутствие такого допуска у адвоката в качестве обстоятельства, исключающего возможность его участия в процессе. Тем самым данной статье придается смысл, в соответствии с которым именно она, а не уголовно-процессуальные нормы, является единственным и достаточным правовым основанием для отстранения от участия в уголовном деле адвоката, не имеющего допуска к государственной тайне.

Конституция Российской Федерации, международно-правовые акты по правам человека, федеральные законы требуют от государства предоставления лицам, вовлекаемым в сферу уголовного судопроизводства, адекватных гарантий защиты их прав и свобод. Из статьи 48 Конституции Российской Федерации следуют право каждого на получение квалифицированной юридической помощи и право пользоваться помощью адвоката защитника на всех стадиях уголовного судопроизводства.

В соответствии со статьей 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, являющегося составной частью правовой системы Российской Федерации, каждый при рассмотрении предъявленного ему обвинения вправе сноситься с выбранным им самим защитником и защищать себя через его посредство. Поэтому отказ обвиняемому подозреваемому в приглашении выбранного им адвоката по мотивам отсутствия у последнего допуска к государственной тайне, а также предложение обвиняемому подозреваемому выбрать защитника из определенного круга адвокатов, имеющих такой допуск, обусловленные распространением положений статьи 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" на сферу уголовного судопроизводства, неправомерно ограничивают конституционное право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника статья 48 Конституции Российской Федерации, статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Указанные конституционные права в силу статьи 56 часть 3 Конституции Российской Федерации не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. Зависимость выбора обвиняемым адвоката от наличия у последнего допуска к государственной тайне противоречит также принципу состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве, закрепленному в статье часть 3 Конституции Российской Федерации.

Расследование большинства уголовных дел, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством возложено на органы Федеральной службы безопасности. Эти же органы согласно статьям 21 и 22 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" проводят проверочные мероприятия в отношении лиц, которым оформляется допуск к государственной тайне, и тем самым фактически предопределяют решение о его выдаче.

При таких обстоятельствах адвокат объективно оказывается в зависимости от органов, осуществляющих уголовное преследование, что ставит защиту и обвинение в неравное положение.